Главная » Библиотека » Живая память » В КОНЦЛАГЕРЕ ДЕТИ РАБОТАЛИ НАРАВНЕ СО ВЗРОСЛЫМИ

Живая память

 

Воспоминания ветеранов

Второй Мировой войны

 

 

г. Лиепая, 2007


 

В КОНЦЛАГЕРЕ ДЕТИ РАБОТАЛИ НАРАВНЕ СО ВЗРОСЛЫМИ

 

Из рассказа Ивана Ивановича ПОТАПОВА.

- Мне было 10 лет, когда началась война. Деревня наша в Великолукской области переходила из рук в руки: днем немцы, ночью партизаны. Хату пришлось бросить. Жили мы в землянке аж до 1943 года. А когда началось отступление немцев, то они стали сжигать не только отдельные дома, а целые деревни. Отец с матерью испугались, что и в землянке нам придется не сладко, поэтому перебрались в лес за 5 километров от деревни. Но немцы делали там прочесывание и забрали всех, кого обнаружили. Пока мы в течение пяти дней жили в лесу, немцы сожгли всю деревню. Нас, родителей и троих детей, пригнали на пепелище и там стали разбивать на группы. Я, мать и младший братишка Виктор попали в одну группу, сестра - в другую, а отец в третью. И погнали нас полураздетых, голодных под конвоем с собаками за 45 километров в районный центр Идрица. Продержали неделю, а потом погрузили в товарняк, повезли в Германию, в концлагерь Дахау. Там нас всех вместе - парней и девушек - около 500 человек загнали в баню. Остригли всех наголо, намазали дегтем от коросты. Это были люди разных национальностей. До нашего приезда в этом лагере людей сжигали в крематории. Было ли это при нас, не могу сказать, потому что сам лично ничего не видел. Утром нам выдавали капусту кольраби и 200 граммов хлеба из опилок. И в обед кольраби, а ужин делали на бульоне из лисичек. В Дахау нас, гражданских не заставляли работать, а военнопленных куда-то гоняли.

В этом лагере мы пробыли с ноября 1943 года по июнь 1944 года, потом нас, всех троих, отправили в другой концентрационный лагерь в Кляйнхец, где находилось около 30 тысяч человек. Там нас всех заставляли работать на военном заводе, который находился под землей. Взрослые и дети работали одинаково, по восемь часов. Детям еще спать хочется, а староста поднимает на работу. Гоняли строем под конвоем, а кормили прямо на улице. Выстраивалась очередь к раздаче, а если кто-то хоть на метр отходил в сторону, били плеткой.

Когда нас отправляли в Кляйнхец, сестру отделили и направили в Улем. Потом мы через переводчицу разыскали ее, и она стала работать вместе с нами, а отца загнали во Францию. Там, в Лотарингии, он работал на винном заводе. Так мы и жили в Кляйнхеце до мая 1945 года, пока американцы освободили нас. Мы обрадовались, наконец-то сможем отправиться домой. Но нас еще долго возили по пересылочным пунктам, потом отправили в Кенигсберг. Там мы пробыли до сентября, и только после этого смогли вернуться в родные места. Поселились в землянке. Есть нечего. Питались мохом, корой, опилками до мая 1946 года. Тогда отец завербовался в Латвию и привез нас в Баусский уезд на торфзавод. С тех пор я жил и работал здесь, пока не вышел на пенсию.

 

СОДЕРЖАНИЕ

Книга вышла при поддержке Генерального консульства РФ в Лиепае, Лиепайской русской общины и Валерия Агешина, депутата Сейма Латвии.