Главная » Библиотека » Живая память » ПАМЯТНЫЙ МОСТ ЧЕРЕЗ ЭЛЬБУ

Живая память

 

Воспоминания ветеранов

Второй Мировой войны

 

 

г. Лиепая, 2007


 

ПАМЯТНЫЙ МОСТ ЧЕРЕЗ ЭЛЬБУ

 

Тамара Николаевна НИКИФОРОВА (Евсеева) родилась в Шлиссельбурге Ленинградской области 8 января 1929 года. В сентябре 1941 года немцы оккупировали местность, ее, бабушку и маму вывезли в Тосно Ленинградской области. Там они жили в свинарнике, спали на деревянных нарах, начался брюшной тиф.

- Вши ползали везде, вспоминает Тамара Николаевна. – 11 июня умерла бабушка, а спустя 11 дней и мама. Осталась я, 13-летняя одна. Немцы в начале, давали нам паек, потом посадили на кусок хлеба и литр баланды из турнепса в день. Одна женщина, Нюра Рыскова, пожалела меня, взяла к себе. Когда немцев стали гнать от Ленинграда, те забрали нас с собой. С ними мы дошли до Волги. Там меня и дочку Рысковой Веру отобрали в молодежный лагерь «Дойчер арбайтдинст». Мы чистили дороги, рыли могилы и окопы.

Вскоре молодежь из нашего лагеря стали отправлять в Германию. Вера (сейчас она Голубева) убежала к матери, а я осталась. Мне бежать было некуда. Нас везли все дальше и дальше. Сначала в Тарту, потом в Лиепаю. Это было в конце 1943 - в начале 1944 годов. В бараке на нынешней ул. Флотес находилась тогда, так называемая, «вошебойка». Нас пропустили через нее. И это была первая возможность помыться за долгое время. Потом нас погрузили на открытую платформу товарного поезда и отправили в Клайпеду, там через залив на Куршскую косу в Курискуй. Оттуда уже пешком погнали в Кенигсберг. В пути нам даже воды не давали. Спасала ежевика, растущая по краям дороги. Приходилось просить милостыню. Кто-то подавал, а кто-то лишь плевал в нас. Однажды здорово повезло, какая-то сердобольная женщина вместо куска хлеба подала целую буханку. Какое это было счастье!

На ночлег останавливались у моря. В Кенигсберге нас опять отправили в «вошебойку», а затем посадили в эшелон и отправили в Берлин. Ночевали мы в метро на лестнице, а затем нас снова посадили в эшелон, направлявшийся в Людесдорф. Там нас уже охраняли части СС. Жили у «бауэра» (крестьянина). В одной комнате находилось 100 человек. Нас заставили рыть котлован, с какой целью, до сих пор не знаю. Потом меня взяли убирать за эсесовцами. Но не на долго. Ситуация на фронте менялась, и вскоре нас, девчонок, погнали дальше, в Магдебург, переправили через Эльбу и сдали на стороне союзников англо-американцам. Это было 13 апреля 1945 года.

Американцы кормили нас хорошо, уж больно мы все были тощие, на тени похожие. Нам предлагали остаться у них, кто-то так и поступил, но меня тянуло на Родину, хотя самых близких мне людей уже не было в живых. Когда через Эльбу навели понтонный мост, нас стали передавать русским. Этот мост, по которому прошли и мои ноги, запечатлен в советском фильме «Встреча на Эльбе», поэтому я не могу без слез смотреть этот фильм.

Русские посадили нас на машины и повезли в Бранденбург, где находился проверочный лагерь, а оттуда в эшелон и на Родину. Но в это время началась война с Японией и наш эшелон загнали в Познани в тупик, пропускали воинские эшелоны. Пришел начальник передвижного продовольственного пункта и сказал: «Нужны 12 человек для работы на пункте на колесах». Я тоже вызвалась, но меня сначала брать не хотели, потому что выглядела как заморыш, но потом взяли. Мне приходилось мыть посуду.

Спустя некоторое время пришел приказ направить наш пункт в Маньчжурию. Однако возле Харбина железнодорожная колея сменилась на более широкую, и мы не могли двигаться дальше, поэтому вернулись в Хайлар и там стояли, обслуживая наши войска. Когда война с японцами закончилась, мне пришлось снова отправиться в путешествие, на этот раз домой.

Вспоминая пережитое, могу сказать, что немцы относились к нам по-разному. Еще когда мы жили в Тосно в нашем доме остановились восемь немцев. Сначала они съели все, что у нас было, но потом все же делились с нами тем, что им удавалось достать. Затем их отправили на передовую, остался только Вальтер. Как-то я повязала на шею красный галстук, а он взял за него и поднял меня, стал кричать: «Коммунист!». Я страшно испугалась. Впрочем, это состояние в дальнейшем меня покидало редко. В лагере мы были настолько запуганы, что без спроса не могли взять даже шкурку от сала с бутерброда или окурок из пепельницы. Зато когда немцы отступали в конце войны, то как-то в спешке бросили эшелон. Чего там только не было. Народ бросился грабить его, мы, конечно, тоже.

Еще будучи в Бранденбурге, я списалась со своей тетей Дашей, жившей в Ленинграде. Поехала я к ней, а она успела перебраться в Каннельсярви. У нее я прожила с полгода, и тут приехала сестра. Она по вербовке собиралась ехать в Латвию работать. Я подалась вместе с ней. Так в 1946 году я очутилась в Лиепае. Устроилась разнорабочей, потому что не было ни специальности, ни образования, и проработала до 1984 года, а потом вышла на Пенсию.

 

От редакции: В первых числа июня Тамары Николаевны не стало. Она ушла из жизни после тяжелой болезни.

 

СОДЕРЖАНИЕ

Книга вышла при поддержке Генерального консульства РФ в Лиепае, Лиепайской русской общины и Валерия Агешина, депутата Сейма Латвии.