Главная » Библиотека » Живая память » ДЕВЧОНКА – ПАРТИЗАНКА

Живая память

 

Воспоминания ветеранов

Второй Мировой войны

 

 

г. Лиепая, 2007


 

ДЕВЧОНКА – ПАРТИЗАНКА

 

- Война. С чем в первую очередь это слово ассоциируется у вас, - спросила я Елену Ипполитовну АСТАПЕНКОВУ.

- Даже страшно подумать. В первую очередь встает перед глазами наша деревня. Поблизости от нее находился немецкий штаб. И тут же рядышком партизаны. Частенько маме приходилось их прятать от немцев в подвале. Иногда партизаны ночевали у нас в доме, дежуря по очереди. А как-то двое партизан спрятались в бане, а мы об этом не знали. Но немцы где-то что-то услышали и нагрянули к нам с обыском. Мать под дулом автомата повели в баню, искали там партизан, а те схоронились за каменкой, их не заметили.

Мне было 10 лет, когда началась война. Как-то в нашу деревню привезли троих сильно раненых военнопленных, стали их перевязывать, видно очень они были нужны немцам. Мать подошла к одному из них, стала своим белым платком вытирать с его лица грязь и кровь, а один немец молча подошел к ней и так спокойно, размеренно ударил сначала один раз, потом другой. Таким образом он дал понять, что этого делать нельзя.

Был случай, что под видом партизан нагрянули какие-то люди и стали требовать мед, перевернули все в доме вверх ногами, позабирали одежду, даже женскую. И все приговаривали, что они партизаны, что у них есть больные, которым нужен мед. На дворе была зима, а они вывели корову на улицу и стали кричать, что если не дадим меду, то они убьют корову - нашу кормилицу. Пришельцы все-таки нашли ведро меду и забрали его прихватив с собой разные вещи. Мама тогда сказала, это не партизаны, потому что настоящие партизаны так бы не поступили.

А однажды жителей деревни согнали в сарай, обложили его соломой, облили бензином и собирались уже поджечь Что только люди не делали: плакали, выли как звери молились... Вдруг приехал мотоциклист, о чем-то поговорил с нашими экзекуторами, и нас выпустили, сказав, что убивать не будут, а отправят в Германию работать. Тогда забрали отца и сестру старшую. Но она вскоре вернулась, потому что ей еще и 15 лет не было, а отец попал в лагерь в Берлин и пробыл там до конца войны, пока наши Берлин не взяли. Но в лагере отец от тяжелой работы и плохого обращения и питания заболел раком желудка и вскоре после освобождения умер. Осталась мать одна с тремя дочками, я была средняя.

Когда отца отправили в Германию, мы, оставшись в деревне, подались в партизаны. Жили мы в Витебской области Браславского района. Это была партизанская зона. От нас до самого Брянска тянулись леса. Мне и сестре частенько приходилось носить записки связному за несколько километров. Потому что взрослым ходить было опасно, а на нас, девчушек, мало внимания обращали. За время оккупации немцы повыжигали вокруг почти все деревни, только когда они ушли, люди потихоньку стали отстраиваться заново.

А в Лиепаю я приехала ухаживать за родственником, который во время работы на военном заводе потерял кисти обеих рук. Три года я ухаживала за ним, а потом он умер и я пошла работать на рыбоконсервный завод и трудилась там 25 лет...

 

СОДЕРЖАНИЕ

Книга вышла при поддержке Генерального консульства РФ в Лиепае, Лиепайской русской общины и Валерия Агешина, депутата Сейма Латвии.