Главная » Библиотека » Живая память » ПОТЕРЬ ЛИЧНОГО СОСТАВА И ТЕХНИКИ НЕТ

Живая память

 

Воспоминания ветеранов

Второй Мировой войны

 

 

г. Лиепая, 2007


 

ПОТЕРЬ ЛИЧНОГО СОСТАВА И ТЕХНИКИ НЕТ

 

Советская страна отмечала 10-летие Октябрьской социалистической революции, когда в семье Мелании Дмитриевны и Степана Васильевича Тарабан родился сын. Праздничным этот день считается и по православному календарю - Праздник Казанской Божьей матери. Бабушка, которая была повитухой в г. Грунь Сумской области на Украине вместе с батюшкой подсказали родителям назвать сына Жорой.

В 1929 году от рук банды «Маруся» погиб командир отряда Груньской милиции Степан Васильевич Тарабан. Мать оставила маленького Жору у дяди Якова и тетя Марфуши, у которых детей не было, а сама поехала в Харьков к сестре Гале. Поступила работать санитаркой в инфекционную больницу. Там заразилась тифом, но сумела выжить. Позднее закончила вечернее отделение медицинского техникума, получила диплом фельдшера и направление на работу в Полтавскую область.

- Я пошел в первый класс в Харькове, а в средней школе учился в селе Опошня Полтавской области, - вспоминай гвардии подполковник Георгий Степанович ТАРАБАН. - Многие родственники хотели меня усыновить, но отчим - боевой товарищ моего отца, который жил по соседству, настоял, чтобы я жил с ними. Он считал меня за родного. Вскоре у меня появилась сестренка Раиса. В семье был средний уровень достатка, но жили мы дружно.

22 июня 1941 года началась война. А спустя неделю мы уже провожали отца на фронт. Слезы были на глазах всех четверых. Я говорил маме: «Пусти и меня с отцом на войну!» А она отвечала: «Таких пока не берут. Я в 1939 году два месяца уже была в армии в Западной Украине и в Западной Белоруссии. Вот когда отец вернется, тогда тебя отправим в армию». Я успокоился, веря, что раз мама так сказала, то так оно и будет.

В конце сентября-начале октября 1941 года Полтавскую область оккупировали немецкие фашисты. Оккупация продолжалась два года. Трудностей и переживаний хватало, ведь мы видели, как издевались немцы и их прислужники полицаи над военнопленными и над местным населением, заставляли их выполнять различные тяжелые работы, а позднее стали их как скот угонять в Германию. Все больше народу стало уходить в леса, к партизанам. Но некоторые предприятия, такие как «Керамзавод» и кустарные гончарные хозяйства продолжали работать. Колхозники трудились на «Громадських дворах» (переименованных колхозах). И все это под строгим наблюдением немецких оккупантов. Детей, особенно моего возраста, жизнь заставила заметно повзрослеть.

Мама работала в больнице и ходила на вызовы к больным, часто брала меня с собой, особенно в ночное время. Мы с сестренкой, как могли, помогали маме, добывали корм кроликам и козе «Зорьке». Родственников по линии одной и другой бабушек было много в разных областях Украины. Сначала мама отправляла меня к ним по своему плану, навестить тех, кому нужно помочь, и «с гостинцем» вернуться назад. Потом я уже сам решал куда отправиться и сколько у кого пробыть. Особенно мне нравилось бывать в городе Грунь у дяди Яши. Он был рабочим и сторожем в школе «Агротехника», приехал туда из Донбасса и был очень болен. Я работал за него, так как Дядя Яша выдал меня за своего сына, который учится в этой школе. Иногда я и в самом деле посещал занятия. Это спасало меня от угона в Германию. Но когда в декабре 1942 года из школы забрали наиболее подготовленных ребят для работы в Германии, дядя отправил меня навестить родственников, проживавших под Харьковом. Добирался я туда четверо суток. Повсюду только и слышно было «Сталинград», «Гитлер капут». Передвижение немецких войск здесь интенсивно осуществлялось в обоих направлениях. Против них активно стали действовать партизаны, поэтому немцы зверствовали. Задерживаться у тети Тони было опасно. Тогда у меня возникла идея продвигаться ближе к фронту, искать отца, и я превратился в попрошайку-бродягу, каких в то время было много. Но добрых и отзывчивых людей было больше. Они делились едой и подсказывали, где можно отдохнуть. Когда меня расспрашивали, я придумывал какие-то истории, а некоторым признавался, что не хочу в Германию, и что ищу отца, который воюет на фронте.

Так я оказался возле города Валуйки Белгородской области. Здесь мне довелось участвовать в боевых действиях вместе с местными жителями, партизанами и красноармейцами, называвшими себя «сталинградцами» в освобождении города Валуйки. Я впервые увидел столько кавалеристов и множество разной военной техники. Потом были Шебекино, Волчанск, Чугуев... Вспоминать этот период очень тяжело. Были убитые и раненые, я помогая хоронить одних и ухаживать за другими.

В Чугуеве я снова встретился с тетей Тоней. К тому времени я сильно ослабел. И она оставила меня у себя, чтобы я помогал присматривать за трехлетней двоюродной сестренкой. Через месяц наши войска покинули Чугуев и снова пришли немцы. Население города старалось покинуть город. Каждый спасался, как мог. Решили и мы выбираться, прихватили с собой тачку и взяли направление на село Опошня Зеньковского района. Наш путь оказался очень нелёгким, но все же мы добрались до места. А там нас ждала мама. Так мы стали жить впятером, тяготясь неизвестностью о воюющих на фронте отце и дяде.

В сентябре 1943 года нашу местность освободили. Меня назначили командиром истребительного отряда из 30 человек. Этот отряд одновременно подчинялся и милиции, и военкомату. Нам приходилось бывать в разных командировках. Отправлялись мы туда с оружием в руках. Одна из таких командировок запомнилась особенно, когда мы в составе 24-й «Железной дивизии» в январе 1944 года участвовали в освобождении Бердичева. В том же году меня по направлению приняли курсантом в Харьковскую авиационную спецшколу.

В июне 1944 года участвовал в освобождении Витебска, а месяц спустя освобождал Полоцк в составе 51-й гвардейской стрелковой дивизии имени К. Ворошилова. В январе 1945 года освобождал Краков (Польша). До 1949 года я прослужил сержантом на разных должностях, был командиром отделения, помощником командира взвода, картографом и старшим вычислителем полка, участвовал в уничтожении бендеровских банд украинских националистов в Львовской, Тернопольской, Станиславской областях. Особенно запомнились облавы после окончания Великой Отечественной войны в районах Яворов, Болехов, Долина. За участие в них я был награжден медалью «За отвагу». Там же я был легко ранен.

Во время службы во Львове закончил 9-й класс, так как собирался поступать в авиационное училище. И в 1949 году моя мечта осуществилась - я стал курсантом военного авиационного училища - ДВАТУСС ДА, закончил его через два года. Меня направили в 29-ю Конотопскую школу по переучиванию летного состава на бомбардировщике ТУ-4. В 1953 году закончил 10-й класс, а через год поступил в Киевскую авиационную академию, но забрал вскоре документы и уехал в свою часть. Была на то причина.

В 1959 году, когда стране стали нужны ракетные войска стратегического назначения, меня направили на переобучение. В дальнейшем служба продолжалась на должностях: командир электроогневого отряда, начальник 3-го отделения стартовой эскадрильи. Девять лет прослужил командиром стартовой батареи и начальником командного пункта дивизиона, пять лет преподавал в военной школе младших специалистов. При этом нужно заметить, что стартовая батарея восемь лет была отличной. В числе первых офицеров дивизии 51-й армии я был удостоен знака «Мастер» и награжден орденом «Красной звезды». Всего у меня два ордена и 22 медали.

На военной службе находился до 1973 года, в запас вышел с правом ношения военной формы, а в ноябре 1982 года - в отставку. В Лиепае проживала старшая дочь с семьей. Я решил переехать сюда. Меня пригласили на работу руководителем военного дела в районную школу. В ней я сделал 17 выпусков. Меня там уважали, хотя это была латышская школа, но я был молод, мне нравилось работать с молодежью, которую я учил: «Делай, как я, делай лучше меня». А когда этого предмета не стало, мне предложили работу в Доме офицеров флота. Когда его ликвидировали, занялся общественной работой. Вот уже более десяти лет вхожу в состав правления Лиепайского общества ветеранов войны и труда, а в последние годы руковожу этим обществом, являюсь почетным членом совета ЛОВВиТ. Молодому поколению хочу пожелать: «Довольно жить, постоянно оглядываясь назад. Это не жизнь, а мука. От этого может шея заболеть, а еще хуже, если голова!

 

СОДЕРЖАНИЕ

Книга вышла при поддержке Генерального консульства РФ в Лиепае, Лиепайской русской общины и Валерия Агешина, депутата Сейма Латвии.