Главная » Библиотека » Живая память » БОЕВЫЕ НАГРАДЫ ВСЕ ЖЕ НАШЛИ ЕЕ

Живая память

 

Воспоминания ветеранов

Второй Мировой войны

 

 

г. Лиепая, 2007


 

БОЕВЫЕ НАГРАДЫ ВСЕ ЖЕ НАШЛИ ЕЕ

 

- Май 2005 года для меня был особенно знаменателен. Это и 60-летие Победы над фашистской Германией, и мой юбилей. Ведь я родилась 3 мая 1925 года в Ульяновской области, - призналась Валентина Петровна ЛАВРОВА (в девичестве Лебедева). Детство мое счастливым вряд ли можно назвать, потому что отец (он был учителем) умер когда мне исполнилось семь лет. Кроме меня в семье было еще двое детей - сестра четырех лет и брат трех лет. Тот год в России выдался голодным, потому мать продала все, что было можно лишь бы не умереть с голоду. Спасла семью тетка отца она помогла матери уехать на родину, в Сибирь. Только, осталась жить у тетки, потому что у той никого больше не было.

В 1941 году я закончила семь классов и поступила в техникум. Но на втором курсе мне пришлось оставить учебу, потому что в школах размещали раненых, и вскоре все они были переполнены. Я ходила помогать ухаживать за ними, а потом пошла в военкомат и попросилась на фронт добровольцем. Меня записали сначала в рабочий батальон, а потом в 309-й стрелковый полк 109-й гвардейской Березовско-Ханганской дважды Краснознаменной стрелковой дивизии. С ротой связи, в которую меня направили, я прошла всю войну. Не раз приходилось восстанавливать связь под огнем. Никто не делал СКИДКУ на то, что я не мужчина, что у меня мало опыта.

Мне довелось участвовать в боях за Береслав, Каховку, Великую Непетиху, Горловку. А затем наши войска взяли курс на запад. Мы прошли с боями через Румынию, Словению, Чехословакию, Австрию. Мне довелось участвовав в освобождении Праги и Вены. Особенно тяжелыми были бои за Венгрию, за город Будапешт и замок Хорти. Сражаться приходилось за каждый дом. Немцы яростно сопротивлялись, бились до последнего. Но все же нам уда лось освободить город.

За годы войны довелось увидеть много слез и горя- пережить множество невзгод, а ведь было мне в ту пору всего 18 лет. И все виденное мною казалось непрекращающимся кошмарным сном. Но вот война закончилась, а в лесах еще прятались немцы. И много наших солдат погибло в, казалось бы, уже мирное время. Потом нашу дивизию перебросили на Японский фронт. Нам нужно было совершить марш-бросок более чем в 1000 километров.

Мы двигались через Хинган по монгольским степям, где не было воды. Только песок и ветер, да вьюга. Передвигались, где пешком, где на лошадях, машин не было, на лошадях в основном перевозили оружие. Шли порой сутками, а то и дольше, чтобы добраться до воды. Если на Западе были дороги, цивилизация, то на Дальнем Востоке - грязь и нищета неописуемая.

После капитуляции Японии мы возвращались тем же путем, но уже гораздо быстрее, потому что уже знали, где есть оазисы, вода. Наша часть обосновалась под Иркутском, оттуда я и демобилизовалась. Поехала в Новосибирск к матери и сестре, а брат умер. Там в Новосибирске познакомилась с гостившим у своей сестры моряком Иваном Лавровым, и мы поженились. А спустя две недели он привез меня в Лиепаю, где служил на тральщике.

Так как у Ивана было среднее образование, то его на год отправили в Киев учиться на офицера. В 60-е годы он уволился в запас и ходил в море на рыболовецких судах, а в 1970 году он умер.

В годы войны я была представлена к нескольким боевым наградам, но получить их вовремя так и не успела. И только шестнадцать лет спустя, когда я уже работала заведующей магазином в Лиепайском управлении торговли, меня однажды вызвали в городской военкомат и там вручили медали «За боевые заслуги», «За взятие Вены», «За победу над Германией», «За победу над Японией». И было так приятно лишний раз убедиться, что Родина не забыла о моих боевых заслуг.

 

 

Вот такой пригласительный билет в июле 1988 года получила Валентина Петровна Лаврова на мероприятие, посвященное 45-летию со дня создания 109-й Берислвско-Хинганской дважды Краснознаменной ордена Суворова II степени стрелковой дивизии.

 

СОДЕРЖАНИЕ

Книга вышла при поддержке Генерального консульства РФ в Лиепае, Лиепайской русской общины и Валерия Агешина, депутата Сейма Латвии.