Главная » Новости » 2008 » Взбодримся русским корвалолом!

Взбодримся русским корвалолом!

06.10.2008 "Вести Сегодня" № 231

 

 

Осилит ли русская община Латвии взрослую жизнь?

 

Казалось бы, в стране миллион русскоязычных — какой потенциал для полноценного развития! И проблем хватает, и людей, готовых тратить себя на их решение, но вместо сплоченности и действенной поддержки друг друга мы беспросветно погружены в обиды и бесконечные дискуссии. Вместо дела — сплошная имитация. Особенно уныло выглядит столичное сообщество на фоне Лиепайской русской общины — организации молодой, но агрессивной (в хорошем смысле) и действенной.

…Имя председателя ЛРО, бизнесмена Валерия Кравцова, словосочетание "талантливый менеджер" преследует скорее не как комплимент — констатация факта. Ярчайшая иллюстрация на тему "роль личности в истории". Правда, общину он "держит" профессионально — как фирму.

— По–другому невозможно, — объясняет Кравцов. — Хотя для меня это не есть источник доходов — себе на жизнь зарабатываю другим способом, и это важно. Никого не хочу обижать, но очень многие у нас сделали общественную работу своим бизнесом. А при таком подходе они сразу перестают интересовать людей как общественники. Ну кто, скажите, захочет помогать таким зарабатывать деньги? Они, конечно, заявляют, что делают все бескорыстно, но торговую наценку–то на свои услуги накидывают! Поэтому неудивительно, что количество таких профессионалов переросло качество их работы. Это потому, что мы слишком молоды — общине–то всего 17 лет. Со временем в общественную жизнь придут люди состоявшиеся, молодые.

— Но для этого они должны интересоваться не только деньгами и развлечениями — гражданское самосознание должно прорасти, социальная ответственность.

— Прорастают, когда они видят, что дело делается. Это миф, что бизнес вне национальности. На самом деле, поверь мне, у многих предпринимателей болит сердце за русские проблемы. Просто не все это афишируют и часто анонимно помогают либо конкретным людям, либо общине. Ведь почему в Лиепае община получилась? Во–первых, потому, что ее возглавили предприниматели.

Я рассказывал нашим гостям — общинникам из Олайне, что Русский дом город сдал нам в аренду на льготных условиях. Они удивились, что не даром. Да неправильно это — даром, потому что ничего бесплатного в мире не бывает! Если ты хочешь построить прочную конструкцию. Если сел на иглу грантов, все — через них тобой управляют. Тебе кофе налили — будь любезен, обсуждай за него строго заданную тему, не отклоняясь на импровизации. Умерло министерство — и ты умер. А если база крепкая, ты не зависишь ни от правительства, ни от России. Так общины живут во всем мире. Конечно, оглядываются на свою историческую родину, но независимы, потому что самодостаточны благодаря собственной экономической основе.

— Но от бизнеса, выходит, зависимы?

— Нет! Когда мы только создавались, один серьезный человек предлагал нам финансирование 50 000 в месяц и жизнь безбедную. Отказались, потому что независимости не будет. Вместо этого создали попечительский совет из нескольких бизнесменов. Они вносят по 1500 латов в год и сами решают, какие заявки им поддерживать из этого фонда. 7–8 тысяч латов — деньги хорошие, но они лишь часть нашего бюджета. Мы зарабатываем около 7000 латов в месяц на переводах и оформлении документов и около 400 латов — на членских взносах. Деньги, о которых любая НГО может только мечтать. Но главное — мы сделали ставку на численность. Община, в которой 3000 членов, это сила, которая интересна окружающим — от Полиции безопасности до желающих заработать. Не мы уже ищем финансирование — сами предлагают. Мы соглашаемся не на абы какие гранты — на те, которые поддерживают развитие организации.

Вот позвонил Силов — дайте список 50 ветеранов самых нуждающихся, будут деньги из российского фонда — по 100 евро на человека. Мы моментально собрали бумаги, отправили. Они от такой расторопности пришли в восторг: еще, говорят, можно включить 21 человека. Видимо, какая–то ветеранская организация самостоятельно не смогла подготовить документы, а у нас специально подобранные сотрудники для такой работы. Вот вам и плоды сплоченности. В Лиепае 660 ветеранов, 4 ветеранские организации, и все легко координируют свои действия.

— Мы привыкли к тому, что вся русская сила Латвии либо в бизнесе, либо в политических партиях и боимся самостоятельности как огня. Все силы уходят то на выпрашивание помощи у одних, то на попытки докричаться до других. Хотя стоит взяться за стоящее дело, и те и другие поспешат примкнуть (как это было с движением в защиту русских школ).

— Вот это третий фундаментальный принцип ЛРО — равноудаленность от всех политических партий. Ведь каждая партия в первую очередь работает на свои партийные интересы. Раньше я этот пункт ставил первым, но теперь он не вызывает нареканий. Все привыкли, и в итоге у нас и "согласисты", и "запчеловцы", и осиповцы. Вопрос стоит просто: вы отстаиваете наши интересы — мы поддерживаем вас. Иначе выберешь одну силу — другие отвернутся.

Вообще НГО в Латвии еще недооценены. Ругают, что их много развелось, хотя на самом деле — мало, и в этом проблема. Все у нас все поставлено с ног на уши: политические партии по 400–500 членов управляют обществом, а на самом деле в демократиях общество стоит над политиками и влияет на них. Наши русские политики пока чисты в глазах общества и могут многое списывать на власть, но когда в нее сами залезут, боюсь, вряд ли окажутся чистыми.

— Были уже в коалиции в Рижской думе — даже улицу Дудаева не переименовали. На выборы все идут под флагом русского языка, а на деле даже в здании РД не могут добиться для него полноправия хотя бы наряду с английским. Губит нас вселенский размах — чтоб всем миром решать глобальную проблему. Хотя гораздо результативнее каждому заниматься посильным делом. Тот же пансионат для ветеранов ведь вполне осуществимое мероприятие.

— Конечно, если подходить "с головой", он должен быть самоокупаемым — сам зарабатывает деньги и на них существует. Потому что помощь из той же России выпросить можно, но дадут ее год–два, на третий не дадут — и все закроется? Поэтому надо просчитать источники финансирования: ветеран переходит в пансионат и отдает свою квартиру, часть мест сделать платными, определенные площади отдать под коммерцию… И тогда пансионат будет существовать во веки веков. Экономика же как дважды два четыре, и в общественной жизни, и не в общественной.

— У нас еще какая болезнь — все время бежим за властью и все свои силы тратим на нейтрализацию ее пакостей, вместо того чтобы создавать себе комфортное существование. К примеру, "Нарвесен" уволил продавщицу, отказавшуюся обслуживать посетителя по–русски, но факт этот остался совершенно незамеченным. Хотя можно же развернуть целую кампанию и отмечать дружественные русскому языку предприятия, товары. Или добиться от отдельно взятой фармацевтической фабрики аннотаций на русском. Старушки плачут, корвалол "не переводят". Я звонила — сказали, что над этим уже работают, поскольку появился русский спрос. Но уж больно долго "работают", а спрос этот можно и нужно стимулировать, если пожертвовать заседаниями.

— Согласен. В пику языковым проверкам нам действительно стоит развернуть позитивные акции в поддержку дружественных русскому языку предприятий. Уже и в кафе, и в химчистках–прачечных появляются подстрочники на русском. Борьба за клиента — да, но и русская пресса влияет потихоньку, спрос обнаруживается. Если предприятие уважает мой русский лат, я его с удовольствием ему отдам и в следующий раз туда приду и знакомым порекомендую.

Аннотации — действительно насущная проблема для многих, и ее надо решать. Вот, чтобы наш разговор не был обычной говорильней, ЛРО, думаю, возьмется для начала за корвалол — напишем письмо от 3000 членов общины. Это же бюрократия — если есть письмо, его зарегистрируют, проведут по цепочке, а учтут наши пожелания — обязательно обнародуем и порекомендуем всему русскому сообществу. Думаю, учтут обязательно — какое предприятие откажется от такой рекламы?

— Что ощутимого дает на сегодняшний день своим общинникам ваша организация?

— Наш Русский дом — площадка для общения, кроме того, в нем библиотека и 18 кружков, большинство из которых бесплатны. В оформлении документации и переводов членам общины скидки. Пусть небольшие, но люди знают, что деньги эти идут в общую казну и обслужат их на уровне, никто не обхамит за незнание латышского… Все праздники, которые теперь проходят в городе, не мы проводим, но к нам обращаются за поддержкой и получают ее. И людям не надо бессмысленно бегать по инстанциям. Наши как–то просили грант в мининтеграции. Дали 80 латов, так они едва не больше денег потратили, чтоб свой запрос перевести на латышский, да ездили туда–сюда, отчитывались за каждую букву. Помощь ветеранам — обязательно, как только появляется возможность и к разным праздникам. У меня простой критерий правильности действий: раз в месяц я забираю из ящика заявления на вступления. Пока их число стабильно держится на отметке 30–40 в месяц.

— Была когда–то в ОКРОЛ идея русскую биржу труда организовать…

— Идей много, но пока не за все беремся, только ведь начинаем. Вот, например, индусы "схватили" в Англии бизнес такси. Приезжает молодой индус в страну, ему сразу дают работу, оплату курсов, жилье. Поднимается он потом сам, а община не дает ему упасть и дает минимум, необходимый для достойной жизни. Надеюсь, мы в Латвии тоже придем к такому уровню поддержки, в мире уже все изобретено, русским надо лишь научиться перенимать полезный опыт.

Совет от Кравцова:

— Вот сидим мы сейчас в кафе Cili–pica. Приятно посмотреть меню — все по-русски разъясняется. И любой русской общественной организации по силам написать ему за это дружественное письмо, поблагодарить за уважение русских клиентов. Заодно можно пригласить поучаствовать в своем ближайшем мероприятии или оказать посильную поддержку — хорошая слава среди русской аудитории!

 

Елена Слюсарева

 


 

Написать комментарий

  • Обязательные для заполнения поля помечены знаком *.

Если у Вас возникли проблемы с чтением кода, нажмите на картинку с кодом для нового кода.