Главная » Новости » 2010 » Встреча с родиной

Встреча с родиной

23.07.2010 «Вести Сегодня» № 126

 

 

 

В среду вечером член социальной комиссии Лиепайской думы Валерий Кравцов прибыл за 200 км от родного города в столичный аэропорт "Рига", чтобы лично встретить мадридский самолет, на котором прилетел сварщик Артурс Вейскарс вместе со своим маленьким сынишкой Матисом, попавшим на чужбине в детский приют. Вместе с депутатом необычных пассажиров встречал и корреспондент "Вести Сегодня". Поскольку самолет задерживался, у нас было время пообщаться.

— Месяца два назад в нашу комиссию обратился 44–летний высококвалифицированный сварщик Артурс Вейкарс, — рассказал Валерий. — Типичная по нынешним временам история. Его бывшая 36–летняя жена Лита Вейскаре уехала на заработки в Испанию и увезла ребенка с собой. Не выходила на связь даже со своими родными, не говоря уже об экс–муже. И вдруг оказалось, что Матис находится в детском приюте в Валенсии.

Хорошо еще, что мать (если можно ее так назвать) оставила его там вместе с документами. Испанские власти обратились к латвийским дипломатам в наше посольство в Мадриде с просьбой найти родственников мальчика. Паренек тогда ни слова не знал по–испански. Но за минувшие месяцы он напрочь забыл свой родной язык. Парадокс, что теперь его нужно будет интегрировать уже в латышскую среду. Надо отдать должное Артуру, который проявил большую настойчивость, чтобы вызволить сынишку.

Сейчас у него другая половинка. Конечно, эта женщина могла бы сказать: мол, зачем мне чужой ребенок. К тому же у новой пары свои трудности.

Они были вынуждены уехать в Англию и какое–то время трудились в гостинице. Когда вернувшийся в родную Лиепаю Артурс обратился в нашу комиссию, мы ему чем могли помогли, в том числе и материально. Кое–что я сам выделил. Понятное дело, просто так малыша нельзя было вывезти из Валенсии. Предварительно нужно было собрать большое количестве всевозможных справок.

Самое важное, что было необходимо, — это документально подтвердить родство, чтобы у отца было право забрать сына на его родину. Когда через несколько месяцев наконец–то все было оформлено, мальчика из детского дома передали в посольство Латвии в Испании. Артурс вылетел в Мадрид, чтобы лично сопроводить Матиса домой. Я связался с русской общиной Испании, чтобы они помогли отцу и сыну — накормили, предоставили им кров над головой. Там сразу отозвались: "Пусть приезжают, обеспечим всем необходимым!"

…Наконец, мадридский самолет приземлился. Счастливый папа выглядел совершенно измотанным. Валерий Кравцов вручил Матису большую игрушечную машинку. Однако мальчуган в футболке испанской сборной даже не сказал дяде слово "рaldies". Напрочь забыл свой родной певучий язык. Его отец держал в руке напечатанный столбик испанских слов с латышскими эквивалентами. Так они и общались. Абсурд! Или как там по–латышски?

— Я ни на минуту не отказывался от Матиса, — заявил Артурс "Вести Сегодня" в аэропорту. — Как только я узнал, что Лита передала нашего сына в приют, то сразу начал предпринимать усилия, чтобы его оттуда забрать. О том, что произошло с Матисом, нам сообщил Латвийский сиротский суд, с которым связались испанские коллеги. Когда нашли маму Литы, та вышла на мою мать, которая позвонила уже мне. Я в то время работал в отеле в Великобритании. В Брайтоне. Это полчаса езды на поезде от Лондона.

Как только вернулся в Латвию, то сразу начал действовать. Но удивительно, как к своему маленького гражданину отнеслись наши власти. По идеи, он должен был быть возвращен на родину за счет государства. Куда я только не обращался за помощью, но тщетно. Я искренне думал, что дипломаты из посольства Латвии в Испании доставят моего сына в Ригу, а мне останется только забрать его. Однако все пришлось делать за свой счет. Только билеты на самолет обошлись в 317 латов. Плюс все остальное. Спасибо, дума помогла.

В самом детском приюте в Валенсии я так и не побывал. Когда прилетел, Матиса уже в 12 часов дня привезли в латвийское консульство в Мадриде. Мне дали диск с записью, чтобы я мог составить представление, как с сыном обращались в испанском детдоме. Передали также сопроводительное письмо. Как я понял, никаких проблем не было — ни с едой, ни с чем–то еще. Единственное, что у ребенка там не было никого из родных. Судя по всему, Матис ничего не помнит. Что вполне объяснимо: прошло уже больше года. За это время малыш успел забыть о прошлой жизни.

…Как отметил Валерий Кравцов, в социальную комиссию Лиепайской думы постоянно обращаются люди, у которых возникли проблемы с их заграничными родными и близкими. Особая категория — умершие соотечественники. Чтобы доставить тело на историческую родину, нужно порядка 5 тысяч евро. Однако у латвийских родственников таких денег, как правило, нет, поскольку наши люди работают за рубежом в основном без страховки. Если с ними произошел какой–нибудь несчастный случай, человек предоставлен сам себе.

— Как–то мы рассматривали такой случай. К нам обратилась женщина, сын которой работал в Барселоне. Он переходил улицу в неположенном месте, и его сбил автобус. Обычная бытовая драма. Но где матери, которая сидит без работы, взять 5 тысяч евро? Мы и тогда обращались в русскую общину Испании. Благодаря ее помощи удалось резко сократить расходы на доставку тела. В общей сложности матери пришлось заплатить 2 тысячи евро. Еще дешево отделалась. А то местные испанские похоронные конторы начали откровенно наживаться на приезжих.

— Недавно я побывал в Курземе в образцово–показательном городке Кулдиге. Мне сказали, что из 14 тысяч чуть ли не половина уехала на заработки за границу.

— У нас тоже немало своих мертвых душ. В советское время в Лиепае жили 120 тысяч человек. Когда ушли российский флот и армия, осталось 80 тысяч. Это официально — по статистике. Но в реальности, думаю, хорошо, если наберется тысяч шестьдесят. Многие, очень многие уехали. Что вполне объяснимо: в городе нет работы. С другой стороны, фирмы в один голос жалуются на то, что не могут набрать персонал. Те, кто приходит, не подходит по тем или иным причинам. Получается, что сегодня латвийские власти делают все для того, чтобы жители страны разъезжались кто куда. Встает закономерный вопрос: к чему приведет такая недальновидная политика?

 

*5–летний латышский паренек Матис Вейскарс напрочь забыл родной язык. Отец вынужден общаться с ним с помощью бумажки с выписанными из словаря испанскими словами.

 

ДМИТРИЙ МАРТ

 


 

Написать комментарий

  • Обязательные для заполнения поля помечены знаком *.

Если у Вас возникли проблемы с чтением кода, нажмите на картинку с кодом для нового кода.