Главная » Новости » 2011 » Валерий Кравцов: «Висс бус лаби»!

Валерий Кравцов: «Висс бус лаби»!

07.02.2011 Час

 

Депутат, которого травят уже более двух месяцев, уверен, что за его могучей спиной правящие прячут неспособность решить настоящие проблемы.

 

 

 

Ксения ЗАГОРОВСКАЯ

Фото Оксаны Джадан

 

«Лабрит! - раздался в трубке знакомый энергичный голос. - Эс наку уз интервию».

«Гайду!» - ответила я и пожалела, что нас не слышит Райвис Дзинтарс, то-то бы парень порадовался...

Потому что звонил мне депутат Сейма Валерий Кравцов, который, как известно всей стране и ее окрестностям, имеет проблемы с госязыком и сейчас его активно изучает, вот и практикуется при каждом удобном случае.

Ему непросто. («Я не гуманитарий, да и мозги заржавели, - признается Валерий. - Но прогресс есть. Я учу».)

«Знает или не знает?» - этот вопрос нашими мудрыми парламентариями был поднят на уровень гамлетовского. А что думает обо всем происходящем - с ним и со страной - сам Валерий Кравцов? Давайте послушаем...

 

Создавая образ врага

 

- Атаку, которой вы в последнее время подверглись, мне хочется назвать словом «травля». Ваша оценка?

- Возможно. Но прежде всего я должен извиниться перед своими избирателями за то, что я оказался удобной мишенью, громоотводом. Обсуждая мои языковые способности, создавая образ врага, парламентское большинство за моей могучей спиной прячет от народа реальные проблемы. На эту тему я на днях распространил открытое письмо. Ну не дают мне заниматься делом...

Цены на электричество растут, бюджет надо обрезать еще на 50 миллионов.

Люди говорят: скорую боишься вызывать - дорого, а полицию - страшно. Вот до чего дожили, а Сейм обсуждает мое знание латышского!

И не только. Депутаты часами спорят, как называть тот или иной праздник, ломают копья из-за мелочей. Я же предприниматель, поглядываю на часы и думаю: это же наши общие деньги впустую тратятся. Более опытные коллеги посмеиваются: «Это еще что! Ты дебатов об оккупации не слышал!»

Со стороны мне казалось, что в Сейме решают самые важные вопросы сегодняшнего дня. Но вблизи многое выглядит иначе...

 

Не оторваться от жизни

 

- Скандал вокруг вас начался уже в связи с избранием депутатом Лиепайской думы?

- Когда я избирался в Лиепайскую думу, требования по языку были сняты по настоянию извне. Я никогда с государством в азартные игры не играл. Я не сдавал на «аплиецибу». Не приходилось, потому что я всегда был работодателем. А когда позже меня приглашали на работу, то брали не за язык, а за голову - за знание своего дела.

- А как вы на гражданство сдали?

- Выучил необходимый минимум. Дочка помогла подготовиться к экзаменам. У моей супруги Ирины первый муж был латыш, и девочки окончили латышскую школу. Диана знает четыре языка, учится в университете, Инесе оканчивает магистратуру, владеет тремя языками, и младший сын Ваня в лиепайской школе учит два языка. У нас страна транзитная, а поскольку мы живем, образно говоря, на мосту, то все ее жители должны владеть как минимум тремя языками.

Параллельно со мной в Лиепайскую думу пришел датчанин Стив Фонтейн, который не знает ни латышского, ни русского, а только английский и датский. Он воспользовался правом гражданина ЕС баллотироваться в самоуправления, прожив в стране определенный срок. Так что из 15 депутатов двое оказалось таких, с которыми не понятно, что делать. Мало кому это понравилось...

Во время заседания думы мы использовали переводчиков. И вскоре стали задавать такие неудобные вопросы, что наши оппоненты стали искать возможность заткнуть нам рот. Через пару месяцев мэр города господин Сескс заявил, что переводчик мешает работе думы и что, выступая, я не имею права прибегать к его услугам. То есть меня лишили половины голоса на неясной законной основе. Приглушили...

А у Фонтейна началась полоса неприятностей: сгорели гостиницы. Не знаю, есть ли тут связь...

- А работали вы в социальной комиссии?

- Да, это вообще мое. Там, как нигде, чувствуешь связь с избирателями, учишься выслушивать людей. Кто только ко мне не приходил! У женщины пятеро детей от разных мужей, а самой 28 лет. А у другой своя беда: она секретарь (не буду называть организацию), а зарплату снизили с 1400 латов до 900 (!), кредит отдавать нечем. И обе спрашивают: как жить?

Я много ездил на места, брал на себя самые трудные вопросы, часто бывал в Лиепайской тюрьме, даже устную благодарность от думы заслужил.

Из 10 человек восемь русских приходили. К чести комиссии, скажу: у нас никого не делили по языку, по национальности.

Если человек говорит на латышском - ему отвечают по-латышски, если на русском - переходят на русский.

- Скучаете по своей Лиепайской думе?

- Я тут две недели ездил по маршруту Юрмала - Сейм, и вдруг, возвращаясь в Лиепаю, ясно осознал: те, кто годами так живет, отрываются от жизни. Им искренне начинает казаться, что везде паркет и сытость.

Хочу вернуться в лиепайскую социальную комиссию - бесплатно на общественных началах. Буду приходить, выслушивать, помогать. Не знаю, разрешат ли... Мы ведь и в общине много занимались социальной помощью: раздавали рыбу, картошку, консервы. В связи с этим у меня такой афоризм родился: можно патентовать!

«Если в общественной организации к обеду пол чистый, ее можно распускать». В Лиепайской русской общине уборщицам работы хватает - ходят к нам люди.

Мы все правильно сделали. Объединили предпринимателей, выбрали в правление тех, кто умеет зарабатывать и считать деньги. А когда мы три года отработали, к нам потянулся крупный бизнес.

 

Ждите поправок!

 

- А в Сейме вы чем занимаетесь?

- Я сейчас работаю только в финансовой комиссии. Ушел из комиссии по гражданству, которую возглавляет Висвалдис Лацис. Я с ним, конечно, здороваюсь при встрече как с пожилым человеком, но работать под руководством бывшего эсэсовца председателю Лиепайской русской общины не пристало. Сейчас собираюсь попроситься в социальную. По новому порядку это не оплачивается, так что можно ходить в любую. Готовлю ряд поправок к законам, с которыми вскоре выступлю.

- Какие законы хотите изменить?

- Сейчас начинают двигать закон о лоббизме. Во многих странах такие законы есть. Я хочу всерьез заняться этой темой. Уже встречался с производственниками, с теми, кто реально развивает экономику. Они в один голос говорят: надо представлять наши интересы. О поддержке бизнеса много говорят, а реально ничего нет - ни госгарантий, ни правовой базы. Ненормально, когда такие вопросы решаются в кафе.

Ну и, конечно, не позволю забыть о вопросе безгражданства. 84 процента членов Лиепайской русской общины называли его самым острым. В последнее время от этой темы стараются отвлечь внимание - мол, кризис, да и сами неграждане ничего не хотят. Кризис кризисом, но нельзя забывать, что более 300 000 человек остаются негражданами, и это тот камень в основе политической системы, который делает ее непрочной.

Вот Евгений Осипов и Владимир Линдерман объявили об акции неуплаты налогов, взяв на вооружение лозунг «Нет представительства - нет налогов!». А ведь могут появиться и более радикальные идеи. Нельзя замалчивать эту проблему, она тлеет... Вот чем мне не дают заниматься...

- В общем, не так вы себе представляли депутатство?

- Если честно, я не ожидал такого истерического внимания к своей персоне. Мое выступление слушали, затаив дыхание, заглядывали через плечо, разглядели даже, что я кириллицей написал произношение нескольких латышских слов. Я просто поражен... Парадоксально, но если завтра я отрежу себе язык, то смогу беспрепятственно называться депутатом.

Что настораживает: 37-м годом попахивает. Как тогда, на фоне кризиса появляются оголтелые крикуны, которые ищут врагов. И находят - евреев, цыган, инакомыслящих и говорящих. И так же все твердят, что это несерьезно, что они не отражают мнения большинства. Бесноватого тоже сначала в расчет не брали...

Но пусть делают что хотят! Я уже говорил: я сибиряк, а сибиряки на коленях не стоят. Хотят изгнать - пусть! Только ведь для этого нужно констатировать уровень моих знаний, а я, повторяю, никому не позволю мерить свой череп.

Единственное, чего они добились, - сахар у меня поднялся. На нервной почве, конечно... И, конечно, я понимаю, что против меня будет развернута кампания дискредитации, это у нас любят. Так что ожидаю любых провокаций.

- А как люди, поддерживают?

- Даже удивительно! На днях по пути из Риги в Лиепаю останавливают мою машину полицейские и, конечно, тут же узнают. Меня же теперь (спасибо «вселатвийцам» за рекламу!) все в лицо знают. Говорят: «Вы, главное, не воруйте! Остальное простим».

- Ну держитесь!

- Висс бус лаби! Все будет хорошо.

 

Вопрос на засыпку

 

Кто больше латышский язык поддерживает?

Валерий Кравцов перечислил 1000 евро газете Sveiks!, выходящей на латышском языке в столице Ирландии. Эти деньги пошли на выпуск странички для детей, которые растут вдали от родины.

- В Дублине проживает уже более 2000 латышских детей, которые не знают или плохо знают родной язык. Вот и будем им помогать, - говорит Валерий.

Это его ответ на упрек в том, что он не выполняет обязанность депутата поддерживать латышский язык.

Что интересно: письмо с просьбой поддержать детскую страничку латышской газеты «Свейкс!» ее главный редактор Сандра Бондаревска послала на электронные адреса всех фракций Сейма, в том числе, конечно, тевземцам с «Вису - Латвияй!».

«Я, конечно, не думала, - пишет Сандра в газете «Свейкс!» (№ 156), что все сломя голову тут же кинутся предлагать нам деньги». Но журналисты и представить себе не могли, что за полторы недели ответ получат только от одной фракции - «Центра согласия», от Валерия Кравцова.

Остальные фракции обращение зарубежных соотечественников просто проигнорировали.

Патриоты, однако...

 

 


 

Написать комментарий

  • Обязательные для заполнения поля помечены знаком *.

Если у Вас возникли проблемы с чтением кода, нажмите на картинку с кодом для нового кода.